Лагутин Александр, г. Калуга

By 25.07.2018Письма

Здравствуйте, уважаемая и дружная семья Меркуловых!

Обращается к вам Дмитрий, ученик 9 –го класса 10-й курской школы. Прежде всего, хочу выразить свое восхищение вашим Стасиком! Как жаль, что война не пощадила его молодую жизнь!  Из него мог бы получиться отличный учитель, врач или инженер, а может быть, и талантливый ученый, но …История не знает сослагательного наклонения.

Я услышал эту историю от своего учителя русского языка и литературы на мероприятии, посвященном юным героям Отечества. Она потрясла меня… Я узнал, что отец Стасика,  Филипп Григорьевич, то ли в шутку, а может быть, и всерьез, говорил сынишке, что если начнется война, то воевать они пойдут вместе. И вот фронт докатился  до курской земли, Филиппу Григорьевичу удалось вступить в батальон народного ополчения.

В ноябре 1941 года наш город был оставлен советскими войсками, защищали Курск ополченцы.

Первые бои ополченцы приняли под Фатежом, но вынуждены были отступить. Батальон стал окапываться на северо-восточной окраине Курска, на территории старого кирпичного завода, над кручей правого высокого берега реки Тускарь. Филипп Григорьевич ненадолго забежал домой. Жена и сын помогали ему наполнять бутылки зажигательной смесью. А Стасик просил отца:

— Папа, ты же обещал взять меня.

— Сынок, это очень страшно, очень…

— Пап, я с тобой!

Я не могу судить, зачем он взял сына. Может, уцелел бы Стасик, и были бы у него внуки. Но этого никто не может знать…
Ополченцы были зажаты на узком пятачке у Тускари. Когда погиб командир батальона, Филипп Григорьевич принял командование на себя. И вдруг пулемет смолк. Стасик закричал: «Папа!» и во весь рост, не прячась, помчался к пулеметной ячейке отца. Прикрывавшие его взрослые бойцы бросились вдогонку, но на берегу уже появились фашисты и стали бить по реке из автоматов…

Стасика тоже срезала очередь, пули попали в ноги, а одна в живот. Ребенок потерял  сознание. Это его и спасло, правда, ненадолго. По участку обороны ополченцев ходили немецкие солдаты и пристреливали раненых…
А утром люди пошли за водой и услышали из воронки стон. Это был Стасик. Очнувшись, он кое-как дополз до убитого отца и, прижавшись к нему, провел так холодную ноябрьскую ночь. Выбраться наверх у ребенка уже не было сил.  Старики не смогли отнести Стасика к себе домой, потому что у них уже стояли немцы, но они перенесли мальчика в бытовку кирпичного завода и уложили на пол, заботливо подстелив сена. В этом помещении были выбиты стекла, можно себе представить, как было холодно и больно Стасику! У меня кровь застыла в жилах, когда я все это узнал! Пол забрызган кровью, а на теле ребенка — глубокие рваные раны. Носители «нового мирового порядка» или пытали, или же добивали ребенка, выбрав орудием убийства винтовочные штык-ножи…

Я знаю, что на следующий день мать с сестрой и дочерью, а также дедушка, который нашел Стасика, хоронили героев. Дедушка снял в бытовке  дверь, на нее уложили юного патриота. Скорбная процессия молча прошла к воронке, в которой лежал Филипп Григорьевич. Стасика положили рядом с отцом, а сверху, над ямой, дедушка аккуратно разместил полотно двери (как крышу), после чего могилу засыпали глиной, землей и щебнем. Впоследствии именно эта дверь помогла разыскать вашей семье место захоронения своих родных.

К памятнику на могиле Меркуловых я буду приходить каждый год. Я горжусь тем, что среди моих курян-ополченцев были те, кто шаг за шагом приближали Великую Победу! Подвиг Стасика Меркулова навсегда останется в моей памяти. Я хочу предложить новым поколениям жителей Курска назвать в честь Меркуловых улицу или школу в нашем городе. Пусть память о вашей семье увековечится на долгие годы!