Голубицкая Алена, 16 лет, гп.Сиверский, Гатчинского р-на, Ленинградской области

By 04.09.2018Письма

«Письмо Женщине-солдату  войны»

«O tempora! O mores!..« О времена! О нравы!» Впервые я услышала этот латинский афоризм на уроке истории. Звучит красиво, необычно, даже, я бы сказала, интригующе… Какие  «tempora» выбрала бы я, будь у меня такая возможность? Надо подумать…
Мы не можем выбирать время, в котором рождаемся, живем, любим, страдаем, умираем. Я думаю, что каждый человек появляется на свет именно в то время, в которое ему нужно было родиться. Нет, не мы выбираем время, оно выбирает нас. Великая Отечественная война тоже выбрала свои жертвы.
Эпоха войны…Тема войны — это всегда боль… Сильная душевная и физическая боль. Физическую боль терпеть ещё можно, а вот как пережить душевную… Я не видела войны… Но я видела, как у Вечного огня плакали мужчины с сединами на висках… В каждой семье есть те, кто ковал Победу на фронте или в тылу. А значит, и память должна жить в каждой семье, объединяя поколения. Продлить человеческую жизнь может только память, которая одна только побеждает время. Это очень важно —  сохранить память. Сегодня День Победы изменился. Почти не осталось ветеранов…Поэтому и возникла идея о Бессмертном Полке. Ведь получается, что в руках каждого идущего в Бессмертном полку — судьба родного человека, судьба целой страны в те, уже такие далёкие для нас военные годы.  Я представила, как все наши павшие солдаты  на войне и уже ушедшие из жизни ветераны, смотрят сверху на нас, своих потомков и гордятся нами.  Бессмертный полк — зов сердца, который нашел  отклик у многих россиян, в том числе и у жителей моей родной Сиверской.  Для меня война — далёкое прошлое, «дела давно минувших дней». Но я знаю о ней из рассказов моих родных, из книг о родном крае.
Да, «война — дело мужское»… На всем протяжении человеческой истории — это не самое благородное занятие, действительно, было прерогативой мужчин. А вот слово-то «война»   женского рода. Прочитав много материалов о героизме и подвиге  женщин в войне, побывав с экскурсией в белорусской Хатыни, познакомившись  с сиверскими участницами Великой Отечественной войны, у меня возник вопрос, который  не давал  покоя: Какое  оно, лицо войны? Мое сердце и душа обливаются кровью, когда я прикасаюсь к теме войны. Как отразилась война на судьбах женщин, моих землячек,  какую цену заплатила каждая, приближая победу. Я принадлежу к молодому поколению, не знавшему войны. В этом учебном году я заканчиваю гимназию в 9 классе,  и мне  очень хочется  разгадать тайну войны…почувствовать эту войну…почувствовать по-женски.

Нина Александров Лабанова, ей было 12 лет, когда началась война. В течение всего периода оккупации она жила в Сиверской со своей матерью и дядей, и живет здесь до сих пор вот уже 75 лет. Позвонив Нине Александровне, я уже приготовила перечень интересующих меня вопросов, но я получила отказ: Нина Андреевна была больна.  Через неделю все же мы встретились. Я постучала в дверь и услышала: «Проходите». Я прошла и увидела женщину, лежащую на кровати: « Я не хожу. Не могу ни на спину лечь, ни перевернуться. Зато я могу разговаривать», — поведала Нина Александровна и начала свой рассказ.

«Фашисты установили свой порядок в Сиверской во время оккупации. Нельзя было ни в коем случае заходить ни в какие парки, даже маленькие, На воротах висели такие объявления» « Фюр русиш ист ферботен». Для русских вход воспрещен! В Оредежском переулке по левой стороне располагались два здания, а под ними лодочная станция. В одном здании была немецкая комендатура, а в другом – рабочая фирма, туда согнали женщин и всех подростков 15-16 лет. Немцы заставляли строить дороги. Платили нам 300 грамм хлеба в день… На меня произвели сильное впечатление воспоминания Нины Андреевны  о пожилой бабушке, которая жила одна и даже дров у нее не было. «Бабушка взяла ведро, видимо решив снести его в дом, как из казармы вышел унтер-офицер (было видно по погонам). Он набросился на женщину, стал ругаться по-немецки, вышиб у нее ведро  и дал страшную оплеуху. Мы, ребятишки, боялись защищать ее, он мог каждого из нас запросто убить. И в живот, и по спине, и по рукам, и по ногам, и по лицу до крови он ее избил. Когда унтер-офицер ушел, мы бросились к женщине, подняли ее под  руки, довели до дома. У кого были какие дрова – принесли ей. Вот такой случай…»  На вопрос: «Что бы Вы хотели сказать сегодняшней молодежи» Нина Андреевна, прикрыв глаза, устало сказала: «Чтобы вы так же, как и мы, воевавшие и пережившие страшную войну, любили свою Родину!»

Да, времена для жизни не выбирают. Это лишь небольшой эпизод военной поры. Пусть в нем нет атак, сражений, но дыхание войны в рассказе Нины Андреевны коснулось, ведь смерть ходила где-то рядом.

А с  началом войны тысячи скромных, домашних, хрупких и таких милых женщин устремились в армию, не желая отставать от мужчин: в грозное время военных испытаний на деле доказали свою Великую Любовь к Отечеству. Хочется привести высказывание в проповеди Патриарха Московского и всея Руси Кирилла: «Святые люди на земле – это те, кто с любовью относится к ближнему, излучает свет из глаз».
Поистине, Вы – женщины,  такие  дорогие и такие родные,  являетесь самыми настоящими святыми. Вы жертвовали ради нас: своей молодостью,  здоровьем, счастьем, близкими.  Все отдали — за нас, ныне живущих.

Такое нельзя забывать! Это нужно помнить! Это нужно живым! Это нужно нам!

Война — одна на всех, и ни смерть, ни огонь, ни пули не делали различий между женщинами и мужчинами…

У ВОЙНЫ НЕ ЖЕНСКОЕ ЛИЦО, У ВОЙНЫ НЕТ ЛИЦА… ОНА БЕЗЛИКА… У ВОЙНЫ ЛИЦО ВОЙНЫ!