Малыхин Максим, Курская обл., Горшеченский р-н, с.Средние Апочки, 16 лет

By 05.09.2018Письма

Здравствуй, солдат далекого 1812 года!

Я пишу тебе из 2017 года. Не знаю, кто ты; может быть, ты был моим предком, а может быть, совершенно чужим мне человеком. Не знаю как ты выглядишь, как сложилась твоя судьба: может быть, ты погиб под Смоленском; может быть, скончался от тяжелой раны под Бородино, а может быть, прожил долгую жизнь. Черты твои стерты временем; не разглядеть мне твоего лица сквозь пелену лет.… Даже имя твое мне неизвестно.

Я знаю одно: ты и такие же как ты, солдаты сделали в том 1812 году невозможное: вы не только остановили лучшую армию Европы, но и обратили ее в бегство.

Вы долго молча отступали. Прятали глаза, оставляя врагу поля, села, усадьбы, города. Сжав зубы, хоронили товарищей, ругали командиров, которые все откладывали « чужие изорвать мундиры о русские штыки …»

А потом было Бородинское поле, ставшее одним из трех великих ратных полей России.

Вся ненависть к врагу выплеснулась в том ожесточении, с каким ты плечом к плечу с товарищами отстаивал каждую пядь этого поля:

Три сотни побеждало- трое!

Лишь мертвый не вставал с земли…

      ( М. Цветаева)

    И твоя готовность стоять до последнего, и отсутствие страха перед смертью вызывали у врага недоумение, непонимание. А что же тут непонятного: ты защищал свой дом, своих родных, свою землю; ты сознавал свою правоту, и это придавало тебе сил.

А дольше ты уже вращал землю с востока на запад, победно проходя маршем не только по своей земле, но и по улицам европейских городов, неся мир измученной войной Европе. Виват, русский солдат!

Ты не знаешь, что история любит повторяться: через сто с лишним лет новый враг ранним летним утром перейдет границы твоей родной земли. Да, она стала называться по- другому; ты не смог бы узнать прежних сел, городов. Там, где в грязи застревали повозки, где вязли в болотной жиже лошади, проложили новые дороги… . но ведь это не важно, правда? Важно, что это твоя земля, и на ее защиту опять поднялись все- от мала до велика.

И дальше было все так же, как тогда , в 1812: долгое вынужденное отступление, стыд перед теми, кого приходилось оставлять на милость врагу (впрочем, какая уж милость!); под Москвой наша армия опять показала, что русский народ достоин победы.

Может быть, среди защитников Москвы был и твой прапра…внук. А может быть, твой потомок бился под Сталинградом, прорывал блокаду Ленинграда ( так стали называть Санкт-Петербург), а Москва опять  стала столицей), может быть, горел в танке на Прохоровском поле ( оно встало в один ряд с Куликовым и Бородинским). Ты удивился бы новому оружию, но не восхитился бы им: ты ведь добрый человек, русский солдат!

Новое оружие, новая тактика, а русский солдат остался тем же, что и в 1812 году: беспримерно храбрый, готовый положить жизнь за Родину, он опять прогнал врага со своей земли и опять прошагал пол-Европы. Не завоевателем- освободителем.

И сегодня, русский солдат, тебе не нужна чужая земля, но и свою ты никому не отдашь.

Так было в 1812. Так было и в 1945. Так есть сейчас.

Виват тебе, русский солдат!