Панина Анна, Республика Мордовия, Ардатовский район, п.Тургенево, 17 лет

By 05.09.2018Письма

Дорогой мой прадед Панин Александр Емельянович, в твоё безвозвратное «далеко» пишет твоя правнучка Аня. Анна Панина, внучка Михаила, дочь любимого твоего внука Николая. Когда я родилась, тебя уже не было. Нет-нет, тебя просто не было на земле, мы не успели познакомиться, но память о тебе жива в воспоминаниях твоих детей и внуков.

Знаешь, прадедушка, мне порою кажется, что ты просто вернулся к себе, в маленькую деревушку, вот-вот должен приехать, оглядеть строгим взглядом и зычно спросить: «Порядок?» Такими запомнил твои редкие приезды папа. Он очень любил тебя, с большой теплотой рассказывает о каникулах в Княжухе, ваших рыбалках с ночёвкой у костра, «разведке боем»,  о том, как ты учил его считать на счётах. Папа улыбается, в глазах озорной блеск, голос звенит. Я слушаю, немножко завидую и с радостью отмечаю, что мой дедушка ничуть не хуже. Из  папы тоже получится замечательный дед! Знаешь, деда Саня, это всё благодаря тебе. Ты, уходя навсегда, завещал хранить порядок в семье. Мы помним твои заветы: заботимся друг о друге, дорожим честью фамилии, свято чтим твой главный праздник – День Великой Победы. Дедушка говорит, что именно так ты называл праздник 9 мая.

Прадедушка, я с гордостью сообщаю тебе, что на семейном совете именно мне доверили нести твою фотографию в колонне «Бессмертного полка». Знаешь, прадед, когда я сжимала в руках древко, казалось, что несу Знамя Победы! А дедушка шел рядом и утирал слезы…

А дома, за поминальным столом, в который раз, теперь уже третьекласснику Ване и второкласснице Жене твой сын рассказал о том, что родился ты в большой семье сапожника 30 ноября 1919 года. Когда тебе исполнилось 22 года, тебя, отца уже троих детей, забрали на действительную службу в Красную Армию. В 1941 году направили на специальную военную подготовку. В Горьковской области в городке Арзамас находился пункт формирования армий. Ты отправился туда по призыву точь-в-точь во время захвата немцами Тихвина. Тогда Сталин отдал команду: «Взять Тихвин любой ценой. Стоять до конца!» Ведь это был единственный путь к оккупированному Ленинграду. Когда вы прибыли на место, то обнаружили, что немцы уже сидели в окопах по другую сторону. Ничего не оставалось, кроме как начать рыть окопы. А здесь своя закавыка — раз копнул, два, и вода набирается в ямку. Одно слово, болото.

А немцы то и дело забрасывали вас гранатами, обстреливали из пулеметов. Осталось вас, как в той песне, всего лишь 4 человека из отряда. Первый бой…Необстрелянные ребята. Бог судья тем  двоим, которые, не выдержав, решились бежать. Ты отказался и товарищ из Липецка тоже. Вас осталось двое, но тут взрыв! И теперь ты один…Единственный выход – ползти через минное поле к пункту укрытия. Пока ты полз по холодной рыхлой земле, вокруг тебя то и дело взрывались мины и снаряды, чудесным образом не задевая тебя. И  ты решил побежать, ведь если погибнуть суждено, то этого не избежать. И только встал, левая нога ушла под землю. Мина…

И вот, лежишь на сырой земле, засыпанный  почвой. Вокруг бегают санитары. Раненых слишком много. Невозможно помочь всем сразу. Ты лежишь и истекаешь кровью, как вдруг подбегает лейтенант гвардии и  велит немедленно позвать санитара.

– Ты выживешь, — словно приказывает он.

В том бою потерял ты левую ногу, и тебя отправили в Ярославль, в госпиталь, где лечился с ноября по февраль. Ты выжил, но война для тебя закончилась — комиссовали. Как же ты рвался снова на фронт! Как завидовал товарищам по госпиталю, которые снова отправлялись бить врага!

Комиссовали, и ты уехал в родную  Княжуху.  В маленькую мордовскую деревушку не ступала нога захватчика, не пролетал над ней «Мессер», не врывался танк. Тихо и безмятежно было вокруг, в воздухе пахло весной. Когда ты подходил к дому, навстречу вышла прабабушка с уже повзрослевшей Шурочкой. «Спят малыши»,- подумалось тебе. Не знал, что сыночек твой Женя и дочка Катя уснули навечно. И не слезы радости на глазах у измождённой и постаревшей за два года жены.

– Не уберегла, — прошептала прабабушка и припала к твоей груди.

— Война… Это война их убила. Догнала… — прошептал ты, обнимая жену и дочку.

Ты, русский солдат, не пал духом. Твои товарищи бьют врага, значит, ты здесь, в тылу, должен кормить фронт. Бывшего фронтовика назначают почти на военную должность — председателем Ревизионной комиссии в колхозе. В свободное от работы время и по вечерам ты занимаешься сапожным делом, ведь нужно было кормить семью, в которой появилось еще двое: Николай и Михаил, мой дедушка. Ему не исполнилось и семи, когда заболела и умерла их мать, и ты остался единственным кормильцем. «Фриц не убил, горе не добьёт»,- повторял, глотая слёзы, и сильнее стягивал ремни на протезе. И снова ты выстоял! Всю нерастраченную любовь перенёс на детей. Отцом ты был строгим, но заботливым. Настоял, чтобы дети получили образование и вышли в люди.

Здесь дедушка вздыхает, делает паузу, а потом показывает твои награды: медаль «За победу над Германией» и два ордена Отечественной войны 1 и 2 степени. Это самая большая семейная реликвия.

Рассказал дедушка и о том, почему прослезился, когда шел в колонне с «Бессмертным полком». Он вспомнил о твоих слезах, слезах обиды и стыда за страну, когда в 1994 году, в твой День Великой победы, не было даже парада Победы на Красной площади.

Дорогой прадед, теперь в твоей стране все хорошо. На Красной площади был организован грандиозный парад, во всех городах, поселках и селах прошел «Бессмертный полк». А у нас в поселке к 70-летию Победы рядом с памятником установили Стеллу с именами погибших и зажгли Вечный огонь.

А фамилия наша-одна из самых уважаемых в посёлке. Наша семья очень гордится заслугами дедушки, он работал заместителем директора нашего светозавода. В числе многих грамот и благодарственных писем самыми важными считает звания «Отличника соцсоревнования электротехнической промышленности СССР», «Инженера года 2006 Республики Мордовия» и «Заслуженного работника электротехнической промышленности РФ». Твой сын Николай, старшина первой статьи, подводник, уже после твоей смерти был удостоен Государственной премии. Твой внук Николай, мой папа, помнишь, незадолго до твоей кончины устроился слесарем-инструментальщиком на  завод, теперь технический директор этого завода. Мы с Женей — тоже отличницы. И в этом большая заслуга твоего сына. Знаешь, прадед, ведь дедушку очень уговаривали поработать после 60 лет, но он ушел с любимой работы, чтобы посвятить себя нам, внукам: провожать и встречать из школы, делать с нами уроки, читать  книжки, играть и говорить обо всем на свете. Теперь я понимаю, что он просто выполнял твой наказ: «Берегите детей». Так что будь спокоен: в семье –тоже полный порядок!

Спасибо тебе, мой дорогой прадед, за жизнь, которую ты дал! За мир, который вы отстояли! За то, что разговариваем на русском языке!

Покойся с миром, наш герой! Мы помним и чтим твой подвиг – и боевой, и трудовой! И детям своим передадим твои заветы! Мы будем достойны твоей памяти!

С низким поклоном, твоя правнучка Анна