Дмитриева Полина, 15 лет, с. Ездочное Белгородская область Чернянский район

By 23.03.2018Письма

Здравствуй, мой дорогой незнакомый друг! Здравствуй, солдат российской армии! Если можешь, отложи свои дела. Давай поговорим с тобой. Поговорим о Родине, о её прошлом и настоящем, о любви к ней. А не любить нашу великую Россию- просто невозможно.

Я- школьница, мне 15 лет. Живу на Белгородчине в замечательном селении – Ездочное, которое люблю за то, что это моя малая родина, что здесь жили и живут мои предки, что здесь неописуемый простор, красота лесов, полей, меловых белых гор, звон колоколов Свято-Троицкого Холковского монастыря. Люблю я свой край ещё и за то, что здесь жили и живут люди-защитники, люди- труженики.

А хочу рассказать я тебе историю моей семьи, которая передаётся из поколения в поколение. Думаю, что она заинтересует тебя, заставит задуматься и поразмышлять над тем, какой ценой досталось тебе и мне наше счастливое сегодня.

Моя прабабушка Алёхина Анастасия Яковлевна родилась в 1914 году в селе Ездочное и была самой младшей в семье из 6 сестёр и 2 братьев. Ещё до войны в 1935 году вышла замуж за Алёхина Захара Ивановича.

Мирная, счастливая жизнь стала налаживаться. Трудом и любовью жила молодая чета, в семье родилось двое детей. Что ещё нужно для счастья?

Но мирную жизнь нарушил рёв немецких самолётов летней июньской ночью 1941. В первый же день войны Захар Иванович был призван в армию. Его сразу определили в танкисты. Домой писал не часто, а приходившие письма были скупы: “Всё хорошо. Воюем. Бьём фрицев. Береги себя и детей. Не волнуйся, война скоро кончится, и я вернусь домой.” Конечно, письма любимого согревали сердце молодой женщины, но она слабо верила, что он вернётся, и ждала, ждала, ждала и всё-таки верила, что рано или поздно её Захар постучит в окно. как он любил это делать раньше.

А жила Анастасия с детьми тяжело, есть было нечего, дети босые, голодные и холодные. Разрывалось сердце матери. Вдруг… Вдруг радостная весточка от мужа. Оказывается, он воевал на своём танке на Курской дуге. Битва окончена, писал, что остался жив и что в тот момент их часть из-под Прохоровки перебросили ближе к Валуйкам. В конце маленькая, как бы невзначай написанная, приписка: “Хорошо было бы увидеться. Я ж почти дома.” Да, почти дома, но до Валуек более 100 верст, поезда не ходили, машины тоже. Только пешком, а у него время ограничено. Но разве могла раздумывать Анастасия? Разве могло её что-то остановить, если муж, её родной Захар, рядом, дома, всего в ста километрах от неё? И вот она уже в пути. За ночь дошла до Нового Оскола. На случайных перекладных лошадях добралась до Принцевки. Это село Валуйского района. Места были знакомые, так как именно в Принцевке до замужества она работала в лесопитомнике. Даже на съезде лесоводов в 1936 году в Москве была. Места-то знакомые, да ночь застала её там, да ещё и зона между Принцевкой и Валуйками была прифронтовой, пройти непросто кругом была военная техника, обозы, солдаты. Пришлось в Принцевке заночевать, так как патруль не пропустил её дальше.

Поднявшись чуть свет, снова отправилась в путь, хоть одним глазком хотелось увидеть Захара. Из дома несла хлеб, чистое бельё для мужа и живого петуха. Думала, что при встрече с Захаром накормит его бульоном и мясом. Совсем немного прошла прабабушка, как петух известил о начале нового дня. Да так громко, что проснулся патруль. Военный начал требовать немедленного возвращения. Горючими слезами рыдала Анастасия, ведь теперь-то до Захара было рукой подать… Но делать было нечего, засобиралась назад, да на её счастье подошёл офицер. Наверное, и мужское сердце растопили слёзы Насти, когда он выслушал её историю. Добрый военный привёл её на железнодорожный разъезд, посадил в кузов грузовой машины и отправил до Валуек.

Когда приехала, начала расспрашивать, где находится нужная ей часть, однако, чтобы добраться до части, нужно было пройти ещё 12 километров в село Вороновка. К вечеру она оказалась на месте, стала рассказывать, кто она и зачем здесь?! Ей подсказали, что военные находятся на окраине села. Пришла, но группу, в составе которой был и Захар, перебросили на другой участок. А во дворе снова ночь.

Со слезами Анастасия попросилась на ночлег, добрая душа встретила её в доме, отругала хорошенько, сказав: “Ночуй, а утром иди назад домой.” До самой смерти так и не узнала Анастасия, как узнал Захар, что она ночует в этой избе. Он пришёл к ней, как прежде постучал в окно, и по стуку, как испуганная птичка, узнала женщина, что это постучал Захар… Её Захар, такой родной и близкий. Это была осень 1943 года, и это была последняя их встреча. Весной 1944 года Анастасия Яковлевна получила похоронку, в которой извещалось, что её муж, Алёхин Захар Иванович, пал смертью храбрых при освобождении с. Ольховка Кировоградской области Украины.

Вот так бывает. После услышанного я, правнучка Захара и Анастасии, ещё долго сидела, как заколдованная, я не могла ничего сказать, я всё думала о моей прабабушке: “Как хорошо. что она не вернулась тогда назад! Как хорошо, что она увидела своего Захара в последний раз!” А может, она знала, что это их последняя встреча, и это дало ей силы добраться до него. Как бы там ни было, я горжусь и прабабушкой Анастасией Яковлевной, и прадедом Захаром Ивановичем.

Вот и вся история. Я обязательно передам её своим детям и внукам. А если у тебя есть что рассказать мне, напиши. Даже если ты и не напишешь, я всё равно тебе благодарна за то, что ты выслушал меня, что благодаря моему прадеду и тебе существует Россия, такая Россия, в которой мы живём: мирная, процветающая, без войны и бед. Именно благодаря вам, я каждый день просыпаюсь утром, иду в школу. Да и вообще я живу, благодаря прадеду и тебе!

Спасибо тебе, солдат! Будь здоров, счастлив, возвращайся после службы домой! Пусть все твоей жизни будет хорошо!