Гунченко Анастасия Павловна, 14 лет, с. Дунайка

By 26.03.2018Письма

Здравствуйте, дорогой Теодор Сергеевич! Вы, наверное, удивлены, ведь мы никогда не видели друг друга и, к сожалению, никогда уже не встретимся. Я пишу письмо-благодарность в прошлое, увы, не надеясь получить ответа. Но только думается мне, Вам было бы приятно узнать, что Вы – мой прадедушка, а я ваша правнучка Анастасия Гунченко, ученица восьмого класса Дунайской школы Грайворонского района Белгородской области.

Дорогой дедушка, давайте же наконец познакомимся! Сейчас я немножко расскажу о себе. Живу я в небольшом селе с нежным поэтическим названием Дунайка. Вам, конечно, очень интересно узнать, каким оно стало теперь, много лет спустя? А вот каким! Аккуратные каменные домики высятся над речушкой Ворсклицей, берега которой заросли кудрявыми ракитами. Все усадьбы утопают в вишнёвых и яблоневых садах, у калиток красная и белая сирень умывается хрустальной росой, вытирается солнечным полотенцем. А вокруг – бескрайние поля, просторные луга, весёлые берёзовые рощи да могучие сосновые боры. Благодатный край, благословенная земля, где когда-то появились на свет и выросли Вы, мой дорогой прадедушка Теодор Сергеевич Кулаков, Герой Советского Союза, генерал-майор, талантливый полководец, мужественный воин и просто замечательный человек.

В самом центре села находится моя родная школа. Это скромное одноэтажное здание из красного кирпича под зелёной шиферной крышей. Спешу сообщить Вам, дедушка, что на фасаде школы установлен памятный знак – мемориальная доска с выгравированной на ней надписью: «Здесь учился Теодор Сергеевич Кулаков». Рядом фотография необыкновенно красивого молодого генерала в военном кителе. Высокий чистый лоб, короткая стрижка, чётко очерченный контур губ, волевой подбородок, строгий, проницательный взгляд тёмно-карих глаз. Узнаёте? Это Ваш портрет. И всё-таки, милый дедушка, мне почему-то неловко произносить это холодное, официальное «Вы», можно я перейду на дружеское, сердечное «ты»? Вы ведь не рассердитесь на свою дерзкую правнучку? Вот и хорошо!

Знаешь, я иногда бываю в соседней деревеньке Рождественке, где прошли твои детские годы. Слава Богу, здесь всё хорошо: нежно-алые зорьки и золотые закаты сияют над твоей родной землёй, рокочут в небе весёлые громовые раскаты. Мирно и дружно живут твои земляки, сеют хлеб, растят детей. Мы с тобой, дедушка, живём по одним и тем же законам и традициям, дошедшим к нам от общих наших предков, пахарей и воинов земли белгородской. И я, и вся наша семья – все мы бережно храним в памяти всё, что знаем о твоей короткой, но яркой и ослепительной, как вспышка молнии, жизни. И разве можно не знать, не помнить страницы твоей героической биографии? О многом они могут поведать нынешнему поколению.

Июль тысяча девятьсот сорок второго. Ростов-на-Дону. Фашисты рвутся к Дону – бойцам пятьдесят шестой армии грозит окружение. Командование фронта приказывает армии отступать. И вот станица Кагальницкая. На её рубежах триста тридцать девятая стрелковая дивизия должна задержать врага, чтобы прикрыть отход основных сил армии. Таков приказ. Нарушить его невозможно. Поспешно закрепившись, воины отбивают первую атаку врага. Через несколько минут – вторая атака. Стальной лавиной обрушиваются фашистские «тигры» и «пантеры. Неприятель устремляется к нашим позициям. Вторая атака тоже отбита. Отважные артиллеристы прямой наводкой подбивают несколько «тигров», остальные вражеские машины, развернувшись, покидают поле боя.

Затишье после сражения. Короткая передышка. И вдруг на наблюдательном пункте тысяча сто тридцать третьего Таганрогского стрелкового полка появляется кавалерист на вороном скакуне. Он мчится к передовой. Подъехав, стремительно соскакивает с лошади. И как-то просто, совсем по-домашнему, спрашивает: «Ну, как дела, товарищи бойцы?»

Это плотный, коренастый, высокий подполковник лет сорока, представитель штаба армии Теодор Сергеевич Кулаков. Он приказывает доложить обстановку и, выслушав донесение, долго рассматривает в бинокль позиции противника. Затем говорит: «Да, будет трудно, но до темноты продержаться нужно. Во что бы то ни стало! Надо постараться, товарищи! Иначе всех нас сомнут». Подполковник пожимает командирам руки, взлетает легко, как птица, на коня и скачет вдоль полевых укреплений. Вскоре Теодора Сергеевича назначают командиром триста тридцать девятой дивизии. И сразу бойцы почувствуют его крепкую и умелую руку, поверят, что с таким бравым командиром можно ещё сильнее бить ненавистного захватчика. Опытный, рассудительный, выдержанный, смелый, он ещё в первую мировую войну служил фельдфебелем в эскадроне, которым командовал прославленный генерал Иван Ефимович Петров. Теодор Сергеевич заканчивает академию имени Михаила Васильевича Фрунзе. Это всесторонне образованный, эрудированный, талантливый, внимательный и тактичный человек. Себя он никогда не жалеет, в штабе не засиживается, на лихом скакуне постоянно объезжает воинские подразделения, людей запоминает с первой встречи, не упускает случая похвалить отличившихся бойцов, сказать тёплые слова благодарности, подбодрить бойцов, дать дельный совет.

Август. Тысяча девятьсот сорок второй год. Идут оборонительные бои. Части триста тридцать девятой дивизии занимают оборону и ведут бои в предгорьях Кавказа. В высоких каменистых горах иная тактика ведения боя, здесь не нужна сплошная линия фронта, тут велика роль разведки. И комдив Кулаков неустанно заботится об этом: на особенно опасные операции сам провожает разведчиков. Накинет на плечи тёмную бурку, вскочит на своего вороного – и до самой линии фронта.

Вторая военная зима. Под Сталинградом гитлеровцы терпят сокрушительное поражение и отходят к Ростову. Станица Холмская. Надо отбить её, чтобы отрезать путь фашистским захватчикам из Краснодара в Новороссийск. Комдив полностью изменяет тактику ведения боя: ночью сапёры делают проходы на минных полях – и батальоны тысяча сто тридцать пятого полка прорываются во вражеский тыл. Это решает исход борьбы за станицу Холмскую – захватчики поспешно отступают. А дивизия уже ведёт бои у станицы Крымской, освобождает Таманский полуостров, форсирует Керченский пролив, сплошь усеянный морскими минами, Захватчики в те дни делают всё, чтобы сбросить десант советских воинов в море, при поддержке авиации яростно контратакуют танками и пехотой.

Однажды во время такой бомбёжки вражеская пуля оборвёт ниточку жизни командира дивизии. Перестанет биться твоё отважное сердце, дедушка. Нет, нет, ты даже не думай: не будет забыт твой воинский подвиг. За умелое руководство дивизией в боях на Кавказе и Тамани Теодор Сергеевич Кулаков будет награждён орденом Красного Знамени и орденом Кутузова II степени, ему присвоено воинское звание – генерал-майор, а через некоторое время – высокое звание Героя Советского Союза.

А ещё, дедушка, в нашем районном центре, в городе Грайвороне на аллее Славы установлен бюст Теодора Сергеевича Кулакова, Героя Советского Союза. Очень часто приходят сюда люди, возлагают венки, дарят цветы. Мы, поколение XXI века, помним и чтим героев Великой Отечественной войны, берём с них пример. А я, дедушка, горжусь тобой. Спасибо за то, что ценой своей жизни отстоял мир на земле, подарил нам счастье наслаждаться мирной тишиной. Спасибо за небо без войны. Спи спокойно, мой славный прадедушка! Пусть родная земля тебе будет пухом.

Гунченко Анастасия