Потапова Анастасия Сергеевна, 13 лет, Новокузнецк, Кемеровская область

By 05.05.2018Письма

И, шагая за высокой новью,
Помните о том, что всякий час
Вечно смотрят с верой и любовью
Вслед вам те, кто жил во имя вас!
Э. Асадов

Здравствуй, мой дорогой прапрадед Тимофей Порфирович!
Недавно листая страницы семейного альбома, наткнулась на твою фотографию, где ты рядом с прапрабабушкой (Варварой Федоровной). В какой-то торжественной позе ты застыл перед объективом фотокамеры и как будто напряженно всматриваешься в мои глаза, словно о чем-то хочешь меня спросить. О чем?..
Я родилась, когда эхо Великой Отечественной давно отгремело, я родилась, когда ты давно был в ином мире. Но теперь, глядя в твои глаза, понимаю, что какая-то ниточка пролегла между тобой и мной, не знавшей тебя.
Внимательный, словно присыпанный пеплом, взгляд из-под нависших бровей, говорящий о пережитом вселенском горе. Широкое лицо и пышные усы дополняют твой образ. По рассказам твоего старшего сына, моего прадеда, я знаю, что ты был хорошим плотником, дерево в твоих руках послушно превращалось в любое изделие: ткацкий станок, оконную раму, дверь. Родился ты 7 мая 1906 года в крестьянской семье в Саратовской губернии Екатериновского района, в с. Киево-Николаевка.
А в 1910 году стали образовываться на территории нынешнего Казахстана поселения. Вот и двинулись тогда крестьяне за счастьем. В 1912 г. отправились туда и твои родители. Путь был долог: сначала ехали на поезде до станции Аягуз, затем на быках до с. Обуховка. Осваивать пришлось пустынные земли, по которым шныряли дикие животные, да ветер, поднимая клубы песка и пыли, гнал по степи перекати-поле. Но счастье должен строить сам человек, и жизнь постепенно стала налаживаться. Создалась семья, стали рождаться дети. Как тут не радоваться?!
Но грянул 41-й год. Повестка. С первых дней ты стал на защиту Родины и был мобилизован в Панфиловскую дивизию, которая формировалась в городе Алма-Ата 12 июля 1941 года. Там, на речке Карагандинке, стояла твоя дивизия. Почти каждый месяц прибывали команды призывников из Талды-Кургана, Джамбула, Чимкента, Кустаная, Петропавловска…
Командиром 316 дивизии был назначен военный комиссар Киргизии генерал-майор И.В. Панфилов. И пошли эшелоны к столице нашей Родины, ехали вы до Москвы месяц. Фашист не дремал, он черной лавиной шел, сминая под своими сапогами всё вокруг, сжигая и разрушая, никого и ничего не щадя. Именно твоя легендарная дивизия стала насмерть на подступах к Москве на Волоколамском шоссе.
О битве за Москву я читала немало, смотрела фильмы: «Великая Отечественная. Битва за Москву», «Двадцать восемь панфиловцев», – и всякий раз представляла тебя, лежащего на снегу с винтовкой в руках против танков. Это невыносимо страшно, холодно, жутко…Но знаю, что долго тебе воевать не пришлось: много солдат полегло в тех боях, а ты был жестоко ранен на четвертый день боя.
Тебе повезло, что нашли и отправили на бричке в госпиталь, который находился в Орехово-Зуево. На фронт обратно вернуться не удалось. «К дальнейшей службе не пригоден!» – таков был вердикт врачей. Что ж, главное – жив!
В августе 1942 года тебя привезли домой, раненого, на костылях (нога была раздроблена) в накинутой на плечи шинели. Ты, наверное, помнишь, как младший сын Сашка, который родился перед самой войной, увидев тебя, так испугался, что убежал в посадки кукурузы и долго не выходил оттуда. Смешно… и горько.
Знаю, что потом долгих два года ты так и кочевал из госпиталя – в госпиталь. Долго и трудно выздоравливал: рана на ноге была открыта, образовался свищ, с жидкостью выходили косточки. А когда, наконец, он затянулся, оказалось, что нога стала кривая и короче другой.
Прожил ты до 1972 года, постоянно беспокоили раны, ты передвигался на костылях, а потом и совсем перестал ходить…
О твоей жизни я поведала, потому что хочу тебе сказать: Тимофей Порфирович, дедушка, я знаю о тебе и память эту передам своим детям и внукам, чтобы мир, завоеванный такой ценой и завещанный нам, мы и следующие поколения смогли сберечь.
Да, не удалось тебе, мой дорогой Тимофей Порфирович, дойти до Берлина, ты свой последний бой принял под Москвой, но для меня ты – Герой, потому что, как и многие другие, «ковал Победу». Именно о тебе и твоих сослуживцах, написал поэт П. Шубин такие строки:
Солдаты, дети, командиры
В крови, у смерти на краю.
Забыв в дыму, в окопной глине,
Что сон бывает наяву, –
Мы беспощадный путь к Берлину
Открыли битвой за Москву.
Каким ты был? Суровым, немногословным, трудолюбивым…Так, о чем ты хотел меня спросить? Чем живу? Что является главным для меня? Отвечу: порой мне кажется, что я тебя знала живым. Поэтому так хочется, чтоб и ты гордился моими успехами, как я горжусь тобой, чтоб ты знал: я тебя никогда не подведу. И если Родина позовет, то из рядов юнармейцев я, не колеблясь, сделаю шаг вперед.
Спасибо тебе, мой дорогой прапрадед Тимофей Порфирович, за решительность и стойкость, за святую Побед за мирное небо над головой!