Лупанов Максим Олегович, 15 лет,Курская область, Рыльский район, с. Щекино

By 20.07.2018Письма

Как жаль, что я никогда не видел тебя, прабабушка моя, Анна Николаевна. А еще больше жаль, что никогда тебя и не увижу, потому что не стало тебя, когда я еще и не родился. Даже на фотографии не увижу – их тоже не сохранилось. Есть у бабушки моей, твоей дочери, лишь две справки, которые хранит она больше всех драгоценностей.

Бабушка, изредка доставая эти истрепанные пожелтевшие листочки, долго разглядывает их, плачет, а потом начинает рассказывать нам, внукам, твоим правнукам. Она вспоминает далекие времена, о которых мы знаем лишь понаслышке и еще из фильмов или книг, о том времени, когда фашисты, напав на нашу страну, отняли мирное небо, о том, какие суровые испытания выпали на долю миллионов людей, о зверствах, жестокости захватчиков.

Я наизусть знаю все, что написано в этих справках. «Выдана Суярковой Анне Николаевне 1923 года рождения, уроженке д. Дугино Крупецкого района Курской области в том, что она действительно в июле 1942 года была угнана в Германию и до мая 1945 года работала на фабрике «Гильде бранк» в г. Фритберг», далее  номер архивного дела, подписи, печати.

Казенные сухие слова, а за ними скрывается так много горя и испытаний, выпавших на твою долю. Девятнадцатилетнюю девчонку, тебя вместе с другими такими же молодыми , полными надежд и лишь вчера получившими долгожданный аттестат, угнали в Германию. И вместо занятий в институте, свиданий с любимым  тебе досталась тяжелейшая работа: ты стояла у станка, вытачивая детали для самолетов. Похлебка с очистками, да и то не всегда – такой была кормежка.  Под конвоем с собаками вели из душного барака на работу. Но больше всего ты запомнила яблоневый сад и спелые наливные яблочки в том саду. И точные выстрелы конвоиров в худых, истощенных девчонок, не удержавшихся от соблазна поднять яблочко, лежавшее прямо на дороге.  И распластавшиеся в неестественной позе тела подружек, с которыми еще несколько минут назад незаметно переглядывались, стараясь поддержать друг друга…

Да, ты не была солдатом, военнослужащей… Но за то, что пришлось пережить тебе, по-моему, ты заслуживаешь высших военных наград.