Краснова Валерия Ивановна, пос. Безречный Майнского района, 14 лет

By 11.03.2020Письма

Взрослые дети, или Дети блокадного Ленинграда

Война. Пожалуй, никто из современных граждан не может в полной мере представить, сколько в этом слове скрывается страха и горя. Впрочем, это объяснимо. Большая часть населения нашей страны не знает войны. Мы живём в мирное, спокойное и комфортное время.
На уроках литературы и истории, анализируя события и итоги Великой Отечественной войны, много раз отмечалось о той глубокой трагедии, которая коснулась матерей, потерявших сыновей на войне. Люди, не знавшие войну, могут понять чувства тех молодых женщин, чьи мужья не вернулись с войны; понять, что значить – навсегда потерять любимого человека. Потерять всякую надежду на его возвращение.
Сейчас же хочется понять чувства тех детей, которые пережили блокаду Ленинграда. Обычных детей, таких же, как и мы, сладкоежек, непосед, фантазёров. Попробуем представить себя на их месте.
Мы, современные дети, можем понять положение детей в годы блокады только благодаря различным документам – фотографиям и письмам, которые сохранились до наших дней. Глядя на фотографии детей блокадного Ленинграда, становится не по себе. Сколько трудностей свалилось на плечи юных ленинградцев! Как быстро закончилось их детство, которого толком и не было! Никто не готовил беззаботных и жизнерадостных детей к тем военным трудностям, что так сильно изменили жизни. Их не готовили к этому ужасу. Кажется, что дети той эпохи были удивительно отважны, и именно это качество помогло им пройти это испытание. Суровое время. На фотографиях – рано повзрослевшие дети. С их лиц пропадает радость. Очень мало радости, и это понятно. Дома со стола пропадают привычные сладости, мама реже улыбается, а всё чаще плачет, а ты не знаешь, вернётся ли домой отец. Красивые улицы города превращены в руины. Чаще слышны выстрелы и грохот. Оказывается, это действительно страшно – нарушение привычного порядка. Это страшно, когда заходя в класс, ты видишь, как уменьшается численность ребят – твоих одноклассников и друзей, и вместо задачек по математике, слушаешь инструктаж по технике безопасности. Глубокое потрясение вызывает информация о том, что 39 ленинградских школ работали без перерыва даже в самые тяжёлые дни блокады. Это было невероятно трудно из-за морозов и голода. Ребята тянулись к знаниям, и учёба продолжалась.
Несмотря на весь ужас войны, ребятишки не теряли надежды и помогали тем, кто нуждается в помощи больше, чем они сами.
На фото – дети в госпиталях, они помогали всем, чем могли: пели для раненых, писали письма, и даже принесенная вода уже была огромной помощью. Дети работали наравне с взрослыми: дежурили на улицах, тушили зажигательные бомбы на чердаках, выращивали овощи на грядках во дворах, ухаживали за беспомощными соседями, воевали в партизанских отрядах.
Когда некому было стоять у станков, начали работать дети. С юных лет им приходилось работать не меньше, чем взрослым. Совершенно невозможно представить, как дети 7 – 9 лет, теряя сознание от голода и холода, работали на заводских станках, а на стенах – детские рисунки и лозунги «Не уйдем, пока не выполним норму!», какие совсем не детские рисунки, какие взрослые мысли, мысли, которые вызывают уважение. Тысячи ленинградских подростков за мужество и героизм, проявленные в дни блокады были награждены медалями за оборону Ленинграда.
Главной бедой блокадного Ленинграда был голод. Люди умирали прямо на улицах. Хлеб и остальные продукты выдавали по талонам. Молодым, неокрепшим детским организмам было сложнее всего. Из-за голода было множество разных болезней. Сохранились фотографии, от которых сжимается сердце, от которых становиться действительно страшно.
Нам не понять, каково это, когда мама, отдавая свою порцию еды, падает в голодный обморок. В любой момент она может умереть, а ты останешься один. Такая мысль наводит ещё больший страх. Охватывает страшное чувство одиночества, безысходности и обречённости, когда читаешь записи в дневнике юной ленинградки Тани Савичевой. Среди обвинительных документов, представленных на Нюрнбергском процессе, была маленькая записная книжка ленинградской школьницы. Эти шесть страничек остались для нас, как напоминание о страшных событиях нашей истории.
Страшно не только детям. А что чувствует мать, когда отправляет ребенка за хлебом, но она не знает, вернется ли он. Дети несли домой воду и постоянно садились отдыхать, потому что их изнеможенные тела не могли вынести и малейшей нагрузки. Их тела были истощены. Они ощущали голод и усталость. Они питались, чем могли. Например, супами из листьев и ботвы, которая раньше никогда не использовалась в пищу, а уходила на корм скоту.
Блокада – это горе, в котором – на войне как на войне – проявлялись смелость и трусость, самоотверженность и малодушие, корысть и сила духа.  Дети блокадного Ленинграда каждый день жили со страхом, но были отважнее даже некоторых взрослых. Они надеялись на победу и знали, что однажды весь этот ужас прекратится и старались изо всех сил пережить мучительное время, какие бы испытания оно не готовило.
Мы можем гордиться нашими предками, пережившими блокаду. Это великая память о сильных людях. Мы должны брать пример с этих детей и быть сильными, отзывчивыми.
Рассуждения на тему блокадного Ленинграда дали возможность почти в полной мере понять чувства и мысли тех людей, что находились в те времена в этом закрытом городе, отрезанном от мира. Рассуждения помогли понять некоторые проблемы, которые, порой, мы не понимаем и совершаем глупости. Они абсолютно несравнимы с теми проблемами, что были у детей в страшные годы войны.  Жаль, что не все дети блокады выжили. Мы будем их помнить.