Эмедова Валерия Константиновна, Пенза, 15 лет

By 11.03.2020Письма

Письмо Спиридоновой Тамаре Семёновне.
Наша школа гордится своими учителями. На первом этаже школы размещён стенд с фотографиями учителей, которые учили детей до нас, отдали много лет своей жизни ученикам. Кто-то рассматривает стенд между делом на перемене, кто-то проходит мимо. Мне тоже всегда казалось, что все эти фото, фамилии рядом с ними – просто прошлое школы. Эти учителя уже не будут нас учить, это просто дань памяти и уважения людям учительской профессии. Казалось…потому что недавно, на уроке, мы обсуждали тему войны, говорили про блокадный Ленинград, читали дневник Тани Савичевой и пытались представить себе и пережить те чувства и эмоции, которые переживали дети во время войны. Страшно…Страшно оказаться в такой ситуации, в такое время, в таком возрасте. Как они выживали? Во время войны детям сложнее, чем взрослым. Они не понимали, почему нет папы, почему мама плачет, что за странные письма-похоронки приходят в дома. И тут нам учитель рассказала о маленькой девочке, которой было всего-то 3 года в начале войны. И в свои 3 года она пережила несостоявшийся расстрел. Тамара. 3 года. Деревня Тукарка в 40 км от Минска. Сейчас этой деревне нет на карте России. Её полностью сожгли фашисты.. Вместе с жителями… Опять стало страшно. И больно. Я учусь в 9 классе, но даже я, казалось бы, сдалась, не смогла бы пережить…Страшно представить, но очень хотелось посмотреть в глаза этого ребёнка. Мы задали учителю вопрос, про кого эта история и откуда она знает про маленькую Тамару. И, конечно, все хотели продолжения рассказа, выжила ли девочка? Вот тогда, совершенно неожиданно для нас, учитель подвела нас к тому самому стенду. А там всего одна Тамара. Нет, не Тамара, Тамара Семёновна Спиридонова. Вглядываюсь в фотографию. Глаза. Такие глубокие и добрые, учительские. Попросили пригласить её в школу, ведь она ушла на заслуженный отдых не так давно, в 2017 году. Очень много вопросов хотелось ей задать, обо многом поговорить. Хочу понять что Вы чувствовали, когда вас с бабушкой вели на расстрел к оврагу за то, что бабушка – коммунист; когда поставили лицом в солдату перед расстрелом. Наверное, так легче – сразу после выстрела падать на спину в овраг, а потом в глазах лишь одно бесконечное небо…И тишина…
Почему бабушка словно окаменела, когда молоденький немец, которому поручили вас расстрелять, несколько раз кричал: «Беги, бабка!» И как потом делал вид, что стрелял в спину. Наверное, потом, когда вы жили в лесу с партизанами, было намного спокойнее. Ведь если не видишь фашистскую форму рядом с домом – уже праздник. И спокойствие. Кругом взрослые, которые не дадут в обиду ребёнка. В фильмах я видела, как детей, находившихся во время войны радом с военными ещё и сахарком подкармливали, чтобы у ребёнка хоть какая-то радость в жизни была. Вы помните партизанский сахар и чай? Кажется мне, что в то время ничего вкуснее и не могло быть!
Наш учитель продолжает рассказывать про Вас, а я всё представляю себе, как Вы вернулись в деревню и стали налаживать жизнь. Как будто кино смотрю, интересно! Только слёзы мешают смотреть на учителя, но стараюсь ловить каждое слово. А потом фашисты вернулись в деревню. Как Вы жили рядом с ними? Я бы …я бы уничтожала их как могла! Да, сейчас мне так кажется. Но мне 15, а Вам было 3. О чём Вы думали тогда? Какие интересы были у маленьких детей в занятой немцами деревне?
Оказывается, я не одна такая, одержимая ненавистью к фашистам. Всё слушала и думала: «Ну, кто-то решится?» Решились! Учитель, с Ваших слов, рассказала, что в деревне нашлись 2 человека, которые нашли оружие и расстреляли двух немцев. Наверное глупо в деревне, оккупированной фашистами, вот так взять и убить двоих. Найдут и расстреляют. По мне -двоих – мало, но всё же! И тут в деревню прибывает карательный отряд. И опять мурашки по коже от того, как вы с бабушкой бежите через огород в 40 соток, скрываясь от фашистов, поджигающих дома и расстреливающих соседей, которые не успели убежать.. Как падаете в зерновом поле, кричите от страха: «Бабушка, где мы будем жить?» А бабушка хватает Вас за волосы и прижимает к земле, чтобы не было слышно крика. Полный рот земли, а так страшно, что хотелось кричать и кричать! И снова партизанская землянка.. И нет больше деревни. Сожгли дотла. Опять смерть прошла в 5 метрах.
Знаете, в преддверии большого праздника нашей страны – 75 годовщины Победы в Великой Отечественной войне, мы очень много говорим о войне. Раньше я не так остро воспринимала книги, фильмы, стихи на эту тему. А сейчас, в 15 лет, мне кажется, я стала настоящим патриотом своей Родины. Я как-будто прожила с Вами, Тамара Семёновна, эти нелёгкие эпизоды вашего детства.
Теперь я понимаю, что для спасения своей Родины и вот таких маленьких детей, которых война лишила счастливого детства, можно отдать свою жизнь, направляя свой горящий самолёт на немецкие эшелоны, можно закрыть собой амбразуру, можно замёрзнуть, облитой холодной водой на 30-градусном морозе, так и не выдав своих товарищей. А ещё лучше выжить и достойно воспитать своих детей, чтобы они также как я любили свою Родину, уважали ветеранов, были достойными потомками защитников Родины и всегда помнили о подвиге, который совершили наши прадеды в годы войны.
Кажется, самое удивительное и сильное, что есть на войне – люди. Люди, которые выживают там, где никому нельзя выжить. Выживают сами и выносят из пекла других. Ставят под сомнение саму смерть.
Кажется, самое слабое и уязвимое, что есть на войне – люди. Встречи и чувства, тысячи случайностей, история чьей-то семьи, которая разрываются одним выстрелом, одним осколком, одним приказом выдвигаться дальше, одной морозной ночью. Одним извещением. И совершенно невозможно выживать в этом, любить, строить планы на жизнь. Но они умели, несмотря ни на что.